Frederick Taer (frederick_taer) wrote,
Frederick Taer
frederick_taer

Categories:

За три зимника. Часть 2.


Итак, мы добрались досюда. Теперь - краткий осмотр города и попробуем отсюда спастись.
Мотивация не в пример выше, n'est-ce-pas?









На улице видим гало ещё сильнее вчерашнего.

Машина в тёплом гараже завелась с пол-оборота.
Разница температуры с улицей - градусов под шестьдесят.





Едем в сторону центра.
Аэропорт уже проснулся.




Новое здание краеведческого музея.
Внутрь зашли, но этим всё ограничилось - музей только заканчивает переезд.
Приглашали приезжать в мае. :)




Здание почты - символ Нарьян-Мара.
Нарьян-Мар (ненец. — Красный город), административный центр Ненецкого автономного округа. Расположен за полярным кругом, в устье р. Печоры, в 110 км Печорского моря. И живёт там двадцать пять тысяч человек.




Церковь Николая-Чудотворца.




Бедные голуби жмутся к Вечному Огню.
На улице за тридцать.




Церковь Богоявления Господня.




Всё, что осталось от Пустозёрска.




Погуляли ещё по улице.
Сходили в музей Пустозёрска.
Зашли в универмаг - цены в два раза выше, чем в Москве.




Посмотрели на последствия пожара в Арктике.
И легли на обратный курс.

Легли не сразу, пришлось поискать дорогу.
На выезде встретили белорусскую машину.




Около города даже есть некоторая растительность...



Хочу заметить, что в тундре ограничен выбор сюжетов!

1. Куст (если найдёшь).
2. Солнце (если видать).
3. Снег (хоть в чём-то недостатка нет).




Дальнейшие фотографии представляют собой три вышеупомянутых пункта в том небольшом количестве комбинаций, на которые оказалась способна моя фантазия.




Спокойно проехали сбоку вчерашнюю перемётную засаду.
Ветер усиливается.







Перемёты бывают такие.
На бетонке нам встретилось два больших перемёта, один полусредний и много маленьких.
Если я возьмусь рассказывать об их длине, они, несомненно и достигнут километра. :)
На самом деле, мне кажется, что большие были метров по 50, а полусредний где-то 20, но я могу ошибаться. Они были большие - это факт. Касательно глубины могу сказать с точностью: я специально наступил в колею от Урала - она оказалась мне ровно по колено.




Ясен пень, что если бы мы взялись копать - копали бы там до сих пор, потому что поддетый лопатой снег ветер уносит до того, как ты успеешь оную лопату поднять. А на место сдутого снега тут же радостно приносит новый. Потому перемёты брались ходом.

Делается это примерно так: машина выводится на траекторию, которая даёт пилоту максимальную надежду оказаться на дороге с другой стороны от перемёта, желательно вместе с машиной, и колёсами вниз. После этого разгоняется до 80 км/ч... Дальше - бьём пятками и держимся.
В результате должно получиться следующее: машина, подгоняемая волей к жизни и воплями "тач, ехай! ехай, тач!!", со скоростью, зачастую, чрезмерно близкой к нулевой, лениво выплывает из сугроба на дорогу. Если повезёт.




За окном красиво. Надо ли говорить, что ветер продолжает усиливаться?




Усиление начинает приносить конкретный результат: темнеет, видимость падает, а дорога теперь выглядит так.




Обратите внимание на Солнце.
Как говорится в Сирии, цвет этих туч наводит меня на мысль что...



На этой радостной ноте, мы подъехали к зимнику и вступили на него.

Вскоре после этого оперативная обстановка резко осложнилась. Стемнело совсем. Видимость упала до ноля, местами до отрицательной. Солнца не видно. Даже намёка на Солнце - не видно. Упасть с зимника совсем не хотелось, поэтому было принято решение попробовать провести машину за собой - пуховик зелёный, виден хорошо. Ага, щаз. Стою у машины я, в унты обутый... Ну, допустим, машину и себя я вижу. Это всё. такое ощущение, что стоишь в водовороте сгущёнки. Только она холодная и больно жалится.

При попытке повернуться лицом к ветру, капюшон класса "перископ", затянутый и завязаный на все верёвочки легко снимает с головы. При повороте спиной - надевает обратно, при этом все завязки на месте.

Установив экспериментальным путём, что попытка провести машину за собой может дать только одно - умрёшь усталым, вернулись к первоначальному варианту. Из машины ничего не видно точно так же, как и с улицы, зато тепло и не дует. Неторопливо поползли вперёд. Застряли. Откопались, поехали дальше. Два раза объехали вешку не с той стороны (одну левую и одну правую) - нехорошо. Зато установили, что они стояли не на краю зимника - хорошо. Спаслись, в том числе благодаря моим воплям с штурманского места: "Не туда... Не туда!.. @#$#% $%$# #@#$, НЕ ТУДА!!! Туда ехай!!!" Это не потому, что второй пилот ничего не понимает в навигации по вешкам, а потому что если вы видите в белом телевизоре ровно одну вешку и больше ничего, то ваши шансы ваши объехать её с нужной стороны - ровно 50 процентов. Может с нужной, а может и нет.

Снова застряли. Вытолкались в одного меня, который был в унтах и на льду. Сам удивляюсь. Лопаты лежат на заднем сиденье. Вместо камеры. Всё равно снимать нечего, а копать ей неудобно. Застряли, откопались, вытолкались. Фух. Предполагается, что зимник не расчищают, потому что любое углубление моментально заносит снегом. Его зимник проминают, и тогда он получается вровень с тундрой, и снег с него сносит. Так вот, я должен заявить, что в этой порочной схеме что-то сломалось!

Спустя час рубилова и несколько пройденных километров, стало чуть повеселее. Совсем чуть-чуть. Вешки теперь видно метров за 10-15. Если, конечно, смотреть натренированным глазом. В белой пелене еле углядели несколько вагончиков - это пост дорожников, там есть жизнь.

Ещё полчаса спустя, за бортом обычная сильная метель. Быстро ехать нельзя - сдувает. Медленно ехать нельзя - застреваешь в снегокучках. Идём где-то 50км/ч. Нас обгоняет Шнива, в ней 4 мужика. Злонравно провожаем её взглядом - она-то полноприводная. Усмехаюсь. Говорю: "сейчас мы её догоним, вытолкаем и поедем дальше". Проходит 10 минут - видим шниву, сидящую в в конце мощного перемёта, мужики возятся вокруг неё. Без разговоров подходим и, вместе с ними, враскачку, довольно легко выталкиваем. Теперь наша очередь: показываю примерную траекторию. Второй пилот проводит машину по краю перемёта, я сажусь и мы уезжаем. Надо в будущем шутить аккуратнее.

Доехали до отворотки к домику, где мы спрашивали дорогу. Закончился коричневый зимник, начался зелёный зимник.

На улице за тридцать мороза, натуарльная низовая пурга. От мороза пробивает подвеску. Стартёр дохнет случайным образом. Термостат, похоже заклинен в каком-то из положений. Приборная панель меняет яркость по собственному разумению. Датчик температуры напоминает метроном: 90, 130, 90, 130.... Перемёты пробиваем ходом. Я понимаю, что в -30 двигатель на ходу не должен перегреваться, но ведь термостат-то судя по всему,, не того... Решаем подстраховаться: снять чехол с радиатора. Машинально глушу машину. Млин. Стартёр молчит. Есть мнение, что он остынет и заработает, но ждать лень. Стоим под небольшой уклон - толкнём. Вдвоём разгоняем машину, прыгаю внутрь, готовый включить передачу... Ага, щаз: лёгкий порыв ветра останавливает машину, как вкопаную. Непередаваемое выражение лица. Через пять минут стартёр оживает.





Прошли зимник, стоим на первом посту.
Сняли приборную панель, посмотрели на неё, пожали плечами, поставили обратно.
Записались в журнал в вагончике, выехали из под шлагбаума.
Двадцать километров до асфальта и заправки.
Хоть узнаем, сколько у нас бензина, а то что-то чем дальше едем, тем больше бензина показывает датчик.
Уже 3/4 бака - как будто он там производится.




Пейзаж поменялся. Та же тундра, та же ночь... Но вся тундра в голубых огоньках буровых, в ярких отсветах факелов. Буровые повсюду. Красота... Около Хаьяги попался мент. Тёмный мент на тёмной машине. Маскировка до добра не доведёт! Ладно мы, а если его не заметит Урал? Будет дальше обоями на жизнь зарабатывать. Или ростральной фигурой.

Три часа спустя прибываем в Усинск, ночуем у нашего мужика, который-таки добрался до дома.



Утром на термометре -32.
Стартёр тупо подох. Шаманские пляски с разогреванием проводов на батарее в подъезде (иначе они застыли и не разгибаются) и последующим прикуриванием, заменой аккумулятора на другой, не привели ровно ни к чему. Сходили к мужику у которого Нива (хорошо, когда все всех знают), он без разговоров оделся и вышел. Стали заводить с толкача. Жуткое занятие. Сидишь в машине, стёкла запотевают, тормозов нет... Главная мысль - он помогать пришёл, а ты ему в жопу въедешь. Масло в коробке, по ощущениям, замёрзло - непонятно, воткнул передачу, или нет... С первого круга не завели, но, хотя бы размолотилось масло в коробке. Смешно, но, сделав второй круг вокруг квартала - завели.

Нашли проверенный сервис. До того, как разбираться, что где подохло - надо было ждать три часа. Ждать не стали. Мужик сказал нам очень правильную фразу: едьте, пока едется. Выковыряли из под капота литра четыре льда - после вчерашнего перед радиатором образовалась толстая ледяная стенка, и поехали. Одиннадцать утра.




Идём на юг!




Переехали Печору. Это, кстати, она, на заднем плане.
Длина ледовой переправы - километр с лишним.




Заехали в город Печору, посмотрели на памятник Русанову, поехали дальше. Через вуктыльский зимник не пошли, посмотрим альтернативный вариант, через Каджером. От Чикшино дорога идёт по новому мосту и дальше около 30км по строительству новой всесезонной трассы (ехать там медленно и непросто), а потом сворачивает в лес.

Шесть вечера. Проходим куски зимника, обычных и ведомственных дорог вперемешку - рваный ритм увеличивает усталость. Зимник ну очень волнистый, поэтому, на участках получше, еду побыстрее. Это, конечно, неправильно. Случается ошибка пилотирования: идём 80 км/ч, прохожу повороты в лёгком заносе. Иначе будет очень медленно, потому что дорога - чистый лёд. Выходя из очередного поворота, вижу перед собой, менее чем в ста метрах, Т-образный перекрёсток. Даже было время немного подумать - врубаю третью (а надо было сразу - вторую), успеваю повернуть машину, не успеваю погасить боковую составляющую - правым стрейфом убираемся с дороги. Второй пилот открывает дверь, собирается выйти посмотреть и - шмяк - исчезает, видна одна шапка и руки, вцепившиеся в порожек. Глубоко. :) Слышен нехороший свист. Слава Богу, видим, что не радиатор - колесо.

Семь вечера. Мимо проезжает грузовик. Убрались мы не далеко - нас легко вытягивают обратно. Умудряемся ночью в снегу заметить выпавшую из кармана мыльницу - чудеса. Меняем правое переднее колесо. За это время чуть не улетают ещё две машины. Хоть бы знак повесили, сволочи. Едем дальше.

Восемь вечера. Ползём по ночному лесу. За бортом -30.

Девять вечера. Попали в серьёзную пробку на зимнике. В обе стороны стоит 20-25 машин. Большая фура слетела головой в кювет и хвостом перекрыла зимник.

Девять тридцать. Раньше не видел, чтобы два 30мм троса рвались, как гнилая нитка. Уралы уже отставлены в сторону, теперь фуру пробуют вытащить полноприводные КАМАЗы. Тщетно - сидит хорошо. С горя починили с помощью лома и изоленты свой термодатчик. Он показывает -30. Стоим в пробке. На небе куча звёзд. Все тучи сдуло. Есть мнение, будет холодно. Но тут же не тундра - лес. Не пропадём.

- Давай есть, - ставим свой прикуривательный чайник, он включается и придаёт тёплой машине уют своей красноватой подсветкой, - БАХ!! - красный свет вместе с уютом внезапно исчезают: перегорел прикуриватель, - Давай спать.

Одиннадцать вечера. Просыпаюсь от того, что группа встречных грузовиков протоптала тропинку рядом с фурой, прошла по ней, и унеслась мимо нас в ночь. Иду на разведку. С нашей стороны по той же тропинке же пытается прорваться обычная "Газель". Общими усилиями, с помощью какой-то матери, на руках выносим её - бегу обратно, прыгаю в тач и скорей вперёд, пока едут машины с нашей стороны! Не знаю как, но я проезжаю по этой тропинке от Уралов не застряв и устремляюсь к Большой Земле.

Час ночи, зимник пройден. Нет ребята, я уж лучше через Вуктыл. Там длиннее, зато быстрее и не так устаёшь.

Два ночи, мы в Ухте.

Три часа ночи, починили колесо. Оно не пробито, только разбортировалось во время стрейфа. За бортом -37. Понятно, что если мы сейчас заглушим машину, больше мы её уже не заведём. Defeat is not an option - записываемся на ГАИшном посту и едем дальше. Вот только жаль - восстановиться уже не получится.

Четыре часа ночи. Передаю руль второму пилоту, отрубаюсь. Я и так с утра за рулём.

Шутки пошли не смешные, второй пилот тоже засыпает: краем глаза вижу, как он въезжает на обочину между двумя стоящими машинами и дёргает ручник - 05:30..06:30 сон.

Девять утра, въезжаем в Сыктывкар. За бортом -30. От Нарьян-Мара до Сыктывкара - 1300км, если ехать через Каджером.

Десять утра, подсдулось левое переднее колесо. В очередном шиномонтаже дыр в нём не находят. Значит оно частично разбортировалось при вылете и мы с тех пор так едем.

Двенадцать дня. Контрольный замер показывает забортную температуру в -24 градуса. Если тенденция продолжится, скоро начнут встречаться пальмы. Мы едем на юг!

Три дня. Паркуемся у гостиницы в Кирове. Двадцативосьмичасовой марш-бросок из Усинска закончен.



После тринадцати часов сна, второй пилот пошёл заводить машину. Благо, в гостинице за скромную сумму к машине подкатывают большой внешний блок питания (жёлтого цвета), и можно не бояться посадить аккумулятор. Они мучались там час, пока мне не надоело ждать и я не пришёл поинтересоваться: что же они там так долго делают? Мне было предложено попробовать самому, раз я такой умный. Я пожал плечами, сел в машину и завёл её с первого раза. :) Ерунда, всего -20 же.

Ну, дальше неинтересно: Шарья-Мантурово-Кострома-Ярославль-Москва. По дороге пугаем народ, разгуливая в одних свитерах. Терморегуляция организма после тундры легко держит пятнадцать-двадцать градусов мороза.

В Москве -3.



5427км



<<< Первая часть
Tags: 2009, За три зимника, отчёт, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 143 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →