Frederick Taer (frederick_taer) wrote,
Frederick Taer
frederick_taer

Categories:

Воздушные победы Ми-24.


Варнинг! Многа букф. Но это даже к лучшему.
Особенно понравилось про сбитый НУРСами в лоб Фантом, который шёл на сверхзвуке.
Прям натуральный батлефилд!
А то всё, "не бывает, не бывает..."... Ж.)

Оффтопик: Алекс приволок мне спец-глюч. В том числе и на 15.
Попробую сегодня прикрутить к лисапеду педали.
Есть мнение, что с педалями он будет лучше ездить.

Короче если что - вы знаете, кто виноват.





    За более чем 30ти летнюю историю существования уникального винтокрылого штурмовика Ми-24, этот вертолёт получил заслуженную славу самого эффективного вертолёта огневой поддержки. Он очень эффективно применялся против танков, вспомогательных огневых средств противника, транспортных средств, живой силы и легкобронированных боевых кораблей. Но самой впечатляющей стороной боевого применения Ми-24 были легендарные воздушные победы, в том числе и над боевыми вертолётами и даже, над истребителями третьего поколения.

    Настоящим “вертолётным ристалищем” стал Ирано-иракский конфликт. Противоборствующие стороны вступили в войну со следующими машинами: Ми-24Д, Ми-8Т и “Газель” ВВС Ирака и АН-1J, AB-214 и AB-412 –модификациями многоцелевого вертолёта UH-1 “Ирокез” компании Bell на вооружении иранских вооружённых сил.

    Первый в мировой истории бой боевых вертолётов закончился для иракцев неудачей – в ноябре 1980года пара АН-1J атаковала и сбила пару Ми-24Д. Однако, на первых этапах войны, боевые вертолёты обеих стран имели несовершенное радиоэлектронное оборудование, в связи с чем, удача сопутствовала тем, кто первым обнаружит противника и подойдёт к нему незамеченным. Так произошло и в этом бою. С дистанции 3км АН-1J атаковали Ми-24Д парой ПТУР TOW(по одному с каждого вертолёта). Обе ракеты попали в цель, но Ми-24Д продолжали полёт. Вертолёт ведомого был поражён в нижнюю часть десантной кабины, что вызвало потерю топлива из бака и кратковременный пожар. Однако, не смотря на то, что ракета TOW имела 9кг БЧ, жизненно важные системы Ми-24Д ведомого не были повреждены, и он развернулся, чтобы дать противнику бой. Вертолёт ведущего был повреждён сильнее – кумулятивная струя ракеты TOW поразила правый двигатель, а осколки корпуса повредили редуктор, и вертолёт стал удалятся в сторону позиций иракских войск. Однако ведомый не успел нанести ответный удар – “кобры” выпустили ещё по одной TOW. Первая промахнулась, зато вторая попала в боекомплект, в результате чего вертолёт взорвался в воздухе, и ракета “Фаланга” пущенная им, потеряла связь с вертолётом и неуправляемо упала. Этот факт весьма красноречиво свидетельствует о боевой живучести Ми-24.

    Вертолёт ведущего из-за неполадок в работе редуктора совершил вынужденную посадку, пролетев ещё 12 километров после попадания ракеты. Экипаж счёл, что повреждения вертолёта могут быть устранены и машина станет трофеем “соколов Хомейни” и принял решение взорвать вертолёт. Взрывное устройство было заложено в блок УБ-32-24, при взрыве погиб лётчик-оператор, а пилот – иракский майор был захвачен иранцами в плен.
    По результатам этого боя иранским вертолётчикам был дан приказ: стрелять по Азазилу (так в исламской мифологии называется один из демонов, сын Шайтана) – так иранцы уважительно прозвали вражеские Ми-24Д, парой ПТУР. Второй бой, произошедший 24 апреля 1981г., так же был удачным для иранских вертолётчиков. Скрытно подойдя к паре Ми-24Д на расстояние пуска ПТУР они выпустили по паре на каждый вертолёт. Первый взорвался с первого попадания – детонировал боекомплект, второй только после взрыва второй TOW стал снижаться и перешёл в неуправляемое падение – все члены двух экипажей погибли.
    А вот 14 сентября1983 года удача улыбнулась летчику Хусейна, – он первым заметил АН-1J и без труда догнал её, после чего оператор сбил “Кобру” огнём 12,7мм ЯкБ. 25 февраля 1984 года удача улыбнулась вертолётчикам иранских “Кобр”, но они её упустили. Три АН-1J скрытно приблизились к тройке Ми-24Д, но 24ки шли растянутой группой, и первая кобра произвела пуск TOW с предельной дистанции. Ракета прошла мимо, известив иракских пилотов об угрозе. Три Ми-24Д развернулись в сторону противника и ушли от шести иранских медленных и маломаневренных ПТУР, пустив две ракеты “Фаланга” уничтожили два АН-1J. Третья “кобра” попыталась скрыться, но “двадцатьчетвёрка” без труда догнала её и с дистанции 1,5км выпустила 4 НАР С-5, одна из которых попала в хвостовую балку АН-1J и иранский вертолёт был уничтожен. Надо отметить, что если для Ми-24Д в 75% случаев нужно было два попадания TOW, то для “Кобр” хватало одной 9М17 или даже С-5.
    13 февраля 1986года иракский лётчик отчаянно атаковал “в лобовую” пару “Си Кобр”, сбил одну из них 9М17 и сам погиб от пары TOW другой кобры.

    Через три дня иракский вертолётчик расстрелял новую “Кобру” AH-1S из высокотемпного пулемёта (причём 12,7 пули ЯкБ были смертельны для кобры, а она, очередью своей трёхствольной 20мм пушки под малым углом встречи оставила только вмятины на броне двигателя Ми-24Д), а ещё через 2 дня, 18 февраля, новая “Кобра”, модификации АН-1S сбила 24ку ПТУР.
    Иранцы получили более совершенные вертолёты – АН-1S несли восемь TOW и 38 70мм НАР против 4 TOW и 14 НАР у АН-1J. Так же, АН-1S несли трёхствольную 20мм пушку вместо слабой спарки из 40мм гранатомёта с дозвуковой скоростью снаряда и 6-ти ствольного 7,62мм пулемёта, которые не “доставали” Ми-24 по дальности и не пробивали их брони. Некоторые кобры и многоцелевые АВ-412 несли ракеты “Стингер”. Более совершенные вертолёты от СССР получил Ирак. Это были Ми-24В со сверхзвуковыми ПТУР “Штурм” и ракетами “Воздух-воздух” Р-60МК. Под “Штурмы” адаптировали и Ми-24Д, оснастив их, к тому же, надкрыльевыми АПУ с AIM-9L “Сайдуиндер”. Ещё Ми-24 оснащали четырёхпозиционными АПУ для немецких акустических ПТУР “Хот” класса “выстрелил и забыл”. Новые 24ки были оснащены системами предупреждением об облучении РЛС и лазером. Аналогичные системы были и у АН-1S. Стороны накапливали силы для новых боёв…

    25 февраля боевой патруль из Ми-24В и модернизированного Ми-24Д, уничтожив НАР С-8 и ПТУР 3 иранских танка, встретился с целой вертолётной армадой иранцев – ударной группой из 4ёх АН-1S и 2ух АВ-214 (тяжёлые многоцелевые вертолёты массой до 7000кг, несущие 4TOW и 12 десантников). Всего иранские вертолёты несли 40 ПТУР и их задачей было уничтожение колонны иракской бронетехники. Пара Ми-24 вступила в неравный бой с четырьмя боевыми и двумя многоцелевыми вертолётами врага.
    Но лётчиками Хусейна управлял, скорее, трезвый расчёт, чем героизм. Ми-24В нёс 3 ракеты “Штурм” 9М114(четвёртой он уничтожил иранский М60А2), 4 ракеты “Хот” на левом внешнем пилоне, 2 блока С-8(которыми вертолёт уничтожил ещё один иранский танк) и на правом внешнем подкрыльевом пилоне асимметрично две Р-60МК. Усовершенствованный Ми-24Д нёс три “Штурма” – один так же был использован и поразил “Абрамс”, два блока С-8 и два блока С-5, а так же 2 AIM-9L, кустарно установленных на надкрыльевых АПУ. Для сравнения – кобры несли по восемь TOW и два блока по 19 70мм ракет, только одна из них вместо НАР несла четыре “Стингера”. По четыре TOW несли и АВ-214.

    Воспользовавшись преимуществом в дальности, скорости и точности ПТУР “Штурм” два иракских вертолёта сбили одиночными пусками две AH-1S, причём, первой превратилась в огненный шар “Кобра” со “стингерами”, выдвинувшаяся вперёд. Через полсекунды перестала существовать командирская “кобра”. Решив, что перевес не на их стороне, иранцы вызвали истребители и, сбросив оружие, стали уходить парами – одна кобра и один транспортный вертолёт. Уменьшив мидель и облегчив машины, кобры стали быстро отрываться от 24ок Хусейна. Но не тут то было. Разделившись, 24ки начали преследовать группы из боевых и многоцелевых вертолётов. С 9ти км Ми-24В произвёл пуск Р-60МК по “кобре” - и через несколько секунд ракета поразила иранский вертолёт прямым попаданием в двигатель. Лётчик модернизированного Ми-24Д произвёл пуск обоих Сайдундеров AIM-9L – один по AH-1S и один по АВ-214. Кобра, поставив помехи, ушла от ракеты, а АВ-214 был уничтожен. Ми-24В продолжил преследование транспортного вертолёта и с дистанции в 3км по акустическому пеленгу произвёл пуск ПТУР “Хот”. Однако, слева появились “Фантомы”, а Ми-24В шёл на большой высоте в 200м. Вместо того, чтобы уйти на малую высоту, вертолётчик попытался дать истребителям бой оставшейся Р-60МК. Но не успел. Две первые “Спэрроу” промахнулись, но одна из двух запущенных после ракет поразила Ми-24В близким разрывом в несущий винт, двигатель и редуктор. Пилот выпрыгнул с парашютом, а оператор, вероятно, был убит осколками иранской ракеты. Ми-24Д ушёл на малые высоты, и пара “Спэрроу” промахнулись. Примерно в это же время, “Хот” настиг иранский АВ-214 и сбил его. Уцелевший вертолёт атаковал один из “Фантомов” “штурмом”, но истребители набрали высоту и вышли из боя. Возможно, они испугались не ракет 24ки, а вызванных на подмогу “Флоджеров”, при том, что у Фантомов оставалось всего по одной “спэрроу”. Единственная уцелевшая “кобра” была уже далеко и пилот 24ки решил не преследовать её. Зато, ему удалось уничтожить ещё три танка и 4 опорных пункта иранцев, а так же подобрать вертолётчика, сбитого истребителем.

    Значение этого боя трудно переоценить – всего пара боевых вертолётов Ирака уничтожила три боевых и два многоцелевых вертолёта иранских ВВС без потерь – единственный потерянный вертолёт стал жертвой истребителей. Помимо этого, жертвами 24ок стали 6 иранских танков и 5 артточек. Разгромив вертолётную армаду Хомейни вертолётчики спасли иракскую бронеколонну из 37 машин – Т-72, Т-62, Т-55, БМП-1 и двух “Шилок”. В результате, линия фронта передвинулась на 37км, а от огня иракской бронетехники Иран потерял ещё 25танков, причём, “отличились” не только Т-62 и 72, но и БМП-1 с ракетными пушками и ПТУР “Малютка”. Ирак же потерял 1 Т-72, 2 Т-62 и 1 Т-55.

    28 мая 1986года Ми-24В обнаружил AH-1S и стал преследовать её, однако, противник сбросил ракеты и стал стремительно удаляться. Ми-24В атаковал “кобру” с, казалось бы, безнадёжной дистанции в 11км, но ракета Р-60МК поразила близким разрывом иранский вертолёт и он разбился при попытке совершить вынужденную посадку.
    По итогам этих боёв результат оказался неутешительным для американцев – в вертолётных боях было сбито 10 “Кобр” и 6 Ми-24 разных модификаций.

    Последнюю победу над “Коброй”, уже модификации AH-1W, несущей ПТУР “Хеллфайр” и РВВ AIM-9L иракская 24ка одержала в 1990м году в Кувейте. Ми-24В атаковал “Штурмом” пару “Суперкобр” и сбил одну из них, погибнув от Хеллфайра второй.
    Сирийские 24ки так же вели воздушные бои с израильскими кобрами, модификации средней между AH-1S и AH-1W – они несли ПТУР TOW и Сайдуиндеры AIM-9L. В 1982 году Ми-24В сбил две израильских кобры “Штурмом” и ЯкБ, и получил попадание одной TOW, разбившись через 12 минут от полученных повреждений в горах Ливана.

    Вторая воздушная победа 24ки произошла в этом же году, причём, вертолёты, не заметив друг друга, мирно разошлись, но солдат из десантной кабины заметил удаляющуюся “Кобру”, открыл верхнюю часть десантного люка, произвёл прицеливание ракетой “Стрела-2м” так, чтобы выхлоп стартового двигателя ПЗРК не попал в десантную кабину, заднюю часть пусковой трубы прислонил к внешней части корпуса вертолёта и произвёл пуск по “кобре” с дистанции 3,5км. Однако, Ми-24В шёл на большой скорости и выхлоп стартового двигателя обжёг лицо и руки стрелка. “Стрела” попала в хвостовую балку “кобры” и израильская машина разбилась.

    В 1986 году советский Ми-24В уничтожил пакистанскую AH-1W при эскортировании десантно-боевых Ми-8МТ. Группировка душманов переправила пятерых пленных советских офицеров в свой лагерь на территории Пакистана. Перед командованием была поставлена задача спасти пленных любой ценой. Для выполнения задачи были выделены два Ми-8МТ с 2мя блоками С-8 – первый с 18 спецназовцами группы “Альфа”, второй – пустой – должен был принять на борт пленных офицеров. Эскортировали их пара Ми-24В – ведомый – со стандартным вооружением в 8 “Штурмов” и 40 С-8, а ведущий, оборудованный специально для противодействия воздушным целям – несущий асимметрическую комбинацию вооружения – 2 ракеты “Стрела 10” с инфракрасно-командной системой наведения от мобильного ЗРК “Стрела”(SA-9 Gaskin), адаптированные под радиолинию “Штурм” на левой законцовке и 2 “Штурма” на правой законцовке, 2 Р-63 на правом внешнем пилоне и 4 “Штурма” на левом внешнем пилоне. На внутренних пилонах размещались 2 блока С-8. Красные звёзды вертолётов замазали синими кругами – мы с Пакистаном формально войну не вели.

    Из-за скалы показались две AH-1W - одну из них оператор уделал с 7км “Стрелой”, а вторая ретировалась – ни Хелы ни AIM-9L не доставали 24ки с такого расстояния. После 24ки утюжили ЗРК и ДШК душманского лагеря ПТУРами, самих духов – С-8, НУРСами их утюжили и Ми-8. Малая группка главарей взяла пленников и попыталась скрыться с ними в горах, но их вырезал спецназ. Когда четыре наших вертолёта возвращались по ущелью, над ними пролетела пара пакистанских Ф-16. Ведущий изготовил к бою Р-63, но истребители их не заметили и прошли без боя.

    В 1992 году на территории бывшего СССР, в Абхазии произошло, в принципе, уникальное событие – сразились три практически одинаковых вертолёта – вертолёт Ми-24ВП российского миротворческого контингента атаковал пару грузинских Ми-24В и сбил один из них ракетой 9М220О. Победа российскому вертолёту досталось благодаря новейшей ракете “воздух-воздух”, интегрированной в комплекс “Атака”. Грузинская сторона сразу же заявила, что Россия произвела прямое вмешательства в конфликт на стороне Абхазии, заявив, правда, что их машина была сбита российским Ми-28(на самом деле, Ми-28 применялся один раз только в Афганистане, в порядке “боевого тестирования”, грузинского лётчика, пилотировавшего уцелевший вертолёт ввели в заблуждение ЭВУ вертолёта и 8ми позиционные АПУ от Ми-28, а российский вертолёт произвёл пуск с дистанции около 8ми км, естественно, на таком расстоянии распознать тип вертолёта было трудно). Это дало повод России заявить, что воздушного боя не было, а грузинский вертолёт был сбит абхазскими повстанцами ПЗРК. Только в 1997 году ВВС РФ признало факт воздушного боя, по предоставленным грузинской стороной данным, и то, после того, как Грузия признала, что обстрел российского гражданского судна типа “Комета” с беженцами на борту, был произведён грузинским вертолетом.
    В 1999 году югославский Ми-24В сбил “Штурмом” 9М114М2 боевой АН-64D “Апач” и транспортный “Блек хоук” ВВС США, выполняющих операцию по спасению сбитого сербским МиГ-21 пилота F-16.

    Нужно сказать, что вертолёт Ми-35 (экспортное обозначение Ми-24В) был построен в 1986году и имел весьма несовершенное оборудование для ночного боя, которым оснащались все Ми-24П(начала выпуска серии в 1986 году) и Ми-24В, строившиеся с 1986 по 1989год. Собственно говоря, всё оборудование для ведения боевых действий в тёмное время суток состояло из ОНВ пилота с дальностью обнаружения не более 3км и инфраподсветкой индикации ИЛС и приборов в кабине, а так же – съёмной насадкой ночного видения на окулярах целеуказания системы “Радуга” с дальностью прицеливания ПТУР при увеличении в 16х 8км и дальностью в поисковом режиме с увеличением 8х 6км. Днём прибор ночного видения оператора заменялся на менее контрастный инфравизор для работы с низким уровнем освещённости, а так же, для обнаружения тепловых следов бронетехники и авиации противника. При этом отмечалось, что в тёмное время суток, сканирование местности оператором на дальности в 6км даёт вероятность обнаружения цели не более 22%, и, к тому же, сильно перегружает оператора.

    Его оппонент намного превосходил сербский вертолёт - АН-64D “Апач Лонбоу” принадлежал к серии, запущенной в 1993ем году, обладал всем необходимым БРЭО для боя в тёмное время суток. Система переднего обзора ночного видения имела эффективную дальность в 6км, а её “картинка” передавалась на шлем пилота. Оборудование для наведения ПТУР у оператора, так же было намного совершеннее, но, главное, американский вертолёт нёс радар кругового обзора в радиусе 9,3км, позволявший автономно от оператора наводить ракеты “Хеллфайр” с ПРГСН на дальность 8км. Единственное качественное превосходство Ми-35К имел в управляемом ракетном вооружении – ПТУР 9М117М2 – последняя модификация “Штурма” била на 7км, превосходя по максимальной скорости “Хеллфайр” на 120м/с, а по средней скорости на 100. Помимо точного командного наведения, на конечном этапе подлёта к цели происходил захват ИКГСН “Штурма”, причём ГСН была адаптирована для низких температур – созданная для поражения танков со слабой инфрасигнатурой выхлопа и “не обращала внимание” на высокотемпературные помехи – по той же причине – когда вокруг горят танки и рвутся снаряды, необходимо найти истинную, активную цель. В сочетании с командной коррекцией вероятность поражения “Штурмом” вертолёта была близка к 95%, что показали и бои с “Кобрами”, а вот радарный “Хеллфайр” имел вероятность поражения вертолёта порядка 80%, а при использовании уголковых отражателей – ещё на 30% меньше. То, что сербский Ми-35К имел более совершенные РВВ – 2 Р-60М против одной AIM-9М и двух “Стингеров” “Апача” не играло никакой роли – оба вертолёта имели ЭВУ и могли произвести обмен пусками Р-60М и AIM-9М с дистанции не более 4км.

    В данном случае “злую шутку” с “Апачем” сыграл его же радар – СПО-17 сербской машины запеленговало направление облучения с точностью до 10° с 12км, вне радиуса действия американского радара, после чего Ми-35, прячась в складках местности, шёл по пассивному пеленгу, а оператор, по направлению пеленга искал цель в малом секторе, что позволило ему использовать режим на 8км с 16х увеличением. Когда вертолёты сблизились до 6700м, Ми-35 поднялся, сразу же “появившись” на МФД “Апача” и произвёл пуск, американский вертолёт был уже обречён… После чего сербская машина догнала и расстреляла “Блек Хоук” – все десантники погибли.

    Ещё одна – последняя победа Ми-24 над “Апачем” произошла совсем недавно 22 июля 2002года. В данном случае ситуация была прямо противоположной. Над ДМЗ между Северной и Южной Кореями произошло боестолкновение южнокорейского “Апача” АН-64А и северокорейского Ми-35ВПМ или Ми-35ПВ( собственно говоря, Ми-35ВПМ и Ми-35ПВ – экспортные обозначения Ми-24ВПМ и Ми-24ПВ, отличающиеся только артиллерийским вооружением – Ми-24ВПМ несёт 23мм высокоподвижную скорострельную пушку ГШ-23Л, а Ми-24ПВ несёт курсовую скорострельную артсистему ГШ-30К, однако, в Китае (куда поставлялись вышеуказанные машины – в Северную Корею они попали в порядке “братской помощи” Китая, скорее всего, и пилотировали их китайские военспецы) Ми-35ПВ дорабатывался установкой столь же, как и ГШ-23 высокоподвижной 23мм пушкой, скопированной со старой советской НР-23М, имеющей вчетверо меньшую скорострельность, но эквивалентную начальную скорость снаряда, предназначенную, в основном, для воздушного боя и борьбы с пехотой и лёгкой бронетехникой. В остальном же – это были практически одинаковые вертолёты, с интегрированным бронированием, не уступающим Ми-28, комплексом “Атака”, включающим помимо ПТУР на 6 и 8км противобункерные ракеты, а так же – противовертолётные ракеты с дальностью 7 и 10км. Вертолёты этой серии несли на внутренних пилонах блоки С-8, на внешних пилонах по четырёхпозиционной АПУ “Атака”, на законцовках по двухпозиционной АПУ “Атака” и одной, закреплённой снизу ракете ближнего воздушного боя “Игла-В”. Сбоку законцовок, перпендикулярно размешены АПУ для двух (по одной на каждой законцовке) корректируемых высокоточных противоистребительных ракет Р-62М, с дальностью до 15км.(на российских вертолётах используются более совершенные ракеты той же схемы Р-64В на 17км, однако армейское обозначение усовершенствованного и экспортного варианта идентично – Р-60КМ). Кроме того, абсолютно новым являлось прицельное оборудование, оно было представлено закреплённой на крыле круглосуточной числовой ЭОС, с дальностью обнаружения в 15 км и автоматическим захватом объектов. Малая зона сканирования в пределах +-17° компенсировалась приёмом “рыскания”, совершенным числовым ЭОС и высокой автоматизацией. Эти модернизированные вертолёты строились на основе и так высокоэффективного Ми-24ВП серии1889-1992года, доведение Ми-24ВП до стандарта ВПМ сводилось к дополнительной радиолинии для автоматического наведения Р-60КМ пилотом, наиболее “молодые” Ми-24П доводились до стандарта ПВ установкой ЭОС, бронезащиты Ми-24ВП и той же дополнительной командной линии с 1997года. Так что, можно смело сказать, что северокорейский вертолёт был намного совершеннее даже АН-64D “Апач Лонбоу”, а бой произошёл с первым вариантом “Апача” АН-64А серии 1983года, который вовсе не нёс РВВ, а его “главным калибром” были устаревшие лазерные “Хеллфайры” первой модификации с дальностью в 6км… Это была игра в одни ворота. Странно, но этот воздушный бой породил южнокорейско-американский скандал, не смотря на информацию Северной Кореи о “перехвате вертолёта, вторгшегося в небо КНДР” (СМИ Ким-Чен-Ира давно привыкли не верить),южнокорейские ВВС утверждали, что “Апач” погиб из-за отказа системы следования рельефу и требовало от США бесплатного техосмотра и ремонта всех 67 “Апачей” ВВС Южной Кореи, что грозило кампании “Макдоннел-Дуглас” почти миллиардом убытков и подрывом престижа, а, стало быть, расторжения контрактов, что привело к редкому прецеденту – американские эксперты доказывали, что их вертолёт был сбит в воздушном бою, правда, добавляя, что южнокорейским лётчикам неплохо было бы научиться летать. Точку поставило детальное изучения обломков – в различных агрегатах вертолёта были найдены вольфрамовые стержни определённой длины, использующиеся во всех модификациях ракет семейства Р-60, а так же в БЧ “противовертолётных” ракет комплекса “Атака”. И пилоты тут были не при чём – у них попросту не было никаких шансов.
     Таким образом, вертолётами Ми-24 разных модификаций были сбиты 17 боевых вертолётов противника: модификации вертолётов “Кобра”АН-1J, AH-1S, AH-1W, “Апач” АН-64D, АН-64А, Ми-24В; при этом было потеряно только 8 Ми-24Д и В.( Однако, сбитую грузинскую 24ку можно зачислить как на счёт побед, так и на счёт поражений). В итоге соотношение потерь в вертолётных боях с участием Ми-24 (если грузинский Ми-24В исключить) составляет 8-16, то есть, на каждую сбитую советскую боевую машину приходится по два уничтоженных боевых вертолётов производства, в основном, США. Отметим, что два прецедента боёв между Ми-24 и разрекламированным “Апачем”, окончились гибелью американских вертолётов и блестящей победой Ми-24.

    Однако, помимо чисто боевых вертолётов, как писалось выше, в случае с АВ-214, Ми-24 сбивали вооружённые многоцелевые вертолёты, и если считать такими машины имеющие ракетное вооружение и стрелковое вооружение калибра не менее 12,7мм; то таких многоцелевых вооружённых вертолётов было сбито ещё 57, причём без потерь! В их число входили вертолёты АВ-214 и 412(последние несли 20мм турели и 2 РВВ “Стингер”), Хьюз 320 и 500(Дефендер) с (20)30мм, соответственно, турелью и ракетами TOW, АВ-206 “Джет рейнджер” с 12,7мм пулемётом и 4мя TOW, другие модификации АВ-212 с НАР и пулемётом, Ми-2 с ракетами “Стрела” и “Штурм” и Ми-8 с ракетами “Штурм”(последние два типа сбивались в Югославии сербскими вертолётчиками, причём, против Ми-8 хорватских сепаратистов сербские вертолётчики успешно применяли НАР С-8), а так же вертолёты “Газель” французского производства с 4мя ПТУР. Самым грозным, из многоцелевых вертолётов, противником Ми-24, бесспорно были вертолёты “Пума”, точнее её боевой вариант: ХТР-1, производившихся в ЮАР по лицензии. Они были вооружены подвижной 20мм пушкой, такой же, как и на “Руиволке”, несли 8 сверхзвуковых ПТУР “Свифт” на 4км, два блока по 16 68мм НАР на пилонах короткого крыла и даже ракеты “Дартер” (“Сайдундер”-класса) на его концевых частях. В небе над Анголой в вертолётном бою 13 марта 1985года Ми-35(Ми-24В) сошёлся с тремя “Пумами”. Надо отметить, что ЭВУ на Ми-24 спасли его от ракет “Дартер”, которыми его атаковали два вертолёта ЮАР, ракеты ушли по ложному пеленгу импульсной ИК-системы и целого “фейрверка” ловушек. А вот сами “Пумы ХТР-1” ЭВУ не несли, поэтому, когда кубинский пилот произвёл пуск Р-60М по двум юаровским вертолётам (АПУ-60-11 на левом внешнем пилоне было асимметрично подвешено с пушечным контейнером УПК-23 на правом), одна “Пума” была сбита, вторая, эффективно используя термоловушки, уклонилась от ракеты, запустив в ответ два “Свифта”, но от судьбы не ушла – она взорвалась в воздухе от попадания ПТУР “Штурм” с того же Ми-24. Меньшая, чем у “Штурма” дальность ПТУР “Свифт” (4км), лазерная система наведения и значительное превосходство Ми-24 над “Пумой” в скорости и маневренности, дали возможность кубинскому лётчику уклониться от ракет противника, пущенных с предельной дистанции, а большая скорость “Штурма”, к тому же, привела к гибели вертолёта-носителя “Свифтов” – и, как следствие, прекращению наведения. Третья развернулась и на форсаже отошла в сторону позиций ПВО “буров”, кубинский вертолётчик прекратил преследование, когда СПО проинформировала его об облучении машины радаром ЗРК “Кактус”. Всего в Анголе Ми-24 сбили 4 ХТР-1 с мощным противотанковым и противоавиационным, а так же – подвижным пушечным вооружением, - две победы принадлежат кубинскому экипажу, одна – восточногерманскому; советский вертолётчик в одном бою сбил “Пуму ХТР-1” и ещё две многоцелевых “Пумы”, - жертвами 24ок были ещё как минимум 9 вертолётов “Пума”, пусть не несущих РВВ и ПТУР, но достаточно хорошо вооружённых – 2 тридцатизарядных блока 68мм НАР, две курсовые 30мм пушки “Дефа” и 2 12,7мм пулемёта, в дверях кабины. Одна такая “Пума” очередью двух 30мм пушек, буквально в клочья разнесла левый борт, двигатель и бак Ми-24, но и это не спасло юаровский вертолёт от “перепилившей” его очереди четырёхствольного 12,7мм пулемёта повреждённой “двадцатьчетвёрки”, которая, в свою очередь дотянула до базы и была отправлена на ремонт морем.

    В отличие от фильмов, где американские “Ирокезы” с парой блоков НАР высаживают в южноамериканской сельве бравых “командос” для борьбы с “кокаиновыми королями”, а затем, спокойно подбирают победителей, на самом деле, немало “Ирокезов” и “Дефендеров” с американским спецназом, летевшим без согласия местного правительства, уничтожать наркофабрики латиноамериканских стран, были сбиты правительственными 24ками, притом, что правительство Перу, Колумбии и некоторых других стран Латинской Америки сами использовали Ми-24 для борьбы с наркокартелями.
    Помимо этого, Ми-24 сбили два тяжёлых транспортных вертолёта СН-47 “Чинук” и S-65 “Супер стеллион” взлётной массой до 40 тонн.

    Но, особой страницей боевого применения Ми-24, несомненно, стали его победы над сверхзвуковыми реактивными истребителями.

    Первая такая победа произошла 8 июня 1982года в долине Бекаа над Ливаном. Сирийский полковник-ас, пилотировавший новейший Ми-24В, с ракетами Р-60МК атаковал колонну израильской бронетехники и лично уничтожил ПТУР и НАР 5 танков, бронетранспортёр и мобильный ЗРК. Израильтяне вызвали на помощь пару истребителей, и один из них, “Фантом”, (хотя свидетели - советские военспецы, осматривавшие обломки, пришли к выводу, что это один из трёх сбитых американских F-14 "Томкет" со "свеженарисованными звёздами Давида") заходя на скорости М1,4 в атаку на Ми-24В, выдал себя излучением радиолокатора. Вертолёт развернулся по пеленгу и произвёл пуск 2х Р-60МК с расстояния более 8ми км в переднюю полусферу, первая же из которых нанесла истребителю фатальные повреждения, а вторая превратила израильский истребитель с ракетами средней дальности “Спэрроу” (или "Феникс") в облако пылающих обломков.

    Вторая победа была одержана во время Ирано-иракского конфликта, 27 октября 1984 года севернее посёлка Эйн-Хош. Так же, как и в случае с сирийским вертолётом, вертолёт ВВС Ирака был атакован сверхзвуковым истребителем третьего поколения “Фантом”. Однако, израильский самолёт нёс вооружение перехватчика, а всё вооружение “воздух-воздух” иранского “Фантома” состояло только из четырёх “Спэрроу” - иранский самолёт нёс ракеты “Шрайк” для поражения радаров ПВО и контейнеры с разведывательной аппаратурой, для определения параметров иракских радаров. Заметив иракский Ми-24Д, пилот истребителя решил сбить вертолёт, но последний шёл на малой высоте и “Спэрроу” потеряла цель. Но азартный иранский лётчик решил воспользоваться пушкой “Вулкан” и направил свою машину навстречу иракскому вертолёту. Иракский пилот не растерялся и выпустил с дистанции в 3,5км 32 НАР С-5 – по восемь из четырёх блоков. Навстречу "Фантому" неслись 32 ракеты “пятном” диаметром в 150 метров на скорости М2. Иранский истребитель попытался отвернуть, и в этот момент реактивный снаряд попал ему в заднюю часть фюзеляжа. Мгновенно детонировало топливо и “Фантом” превратился в бесформенный огненный шар. Победа над пакистанским F-16 остаётся непрояснённым фактом в славной биографии вертолёта-легенды.

    Собственно говоря, данные факты говорят о малоуязвимости вертолётов при маловысотном полёте для РВВ противника, особенно, с РГСН; и наоборот, о широких возможностях вертолётов с ИК РВВ для использования против многоцелевых истребителей. Правда, в практике применения Ми-24 был ещё один случай победы никарагуанского Ми-24Д над реактивным истребителем, хотя, это можно скорее назвать уничтожением антиквариата – ПТУРом 9М17 был сбит F-86 “Сейбр” – самолёт, применявшийся ещё в 1953году в Корейском конфликте. Однако, “Сейбр” нёс 2 “Сайдуиндера”, но, вероятно, модификации В или Р, и истребитель не смог применить ракеты против вертолёта, обстреляв его шестью 12,7мм пулемётами под малым углом встречи, посему пули причинили винтокрылой машине мало вреда. “Сейбр”, отстрелявшись, обогнал 24ку и был сбит ею при попытке разворота ракетой “Фаланга”.

    Не менее интересны победы 24ок над штурмовиками. В небе над Никарагуа 12,7мм пулемётом был сбит лёгкий штурмовик производства США А-37 “Дрэгонфлай”. Собственно говоря, вся броня этого штурмовика состояла из 4мм стальных плит, прикрывающий двигатель и кабину. Такая броня могла защитить только от огня пулемётов калибра 7,62. Пилотов защищало ещё и нейлоновая многослойная броня. Да и стрелковое вооружение штурмовика было слабым – 6ти ствольный 7,62мм пулемёт “Миниган”. Естественно, когда в октябре 1984 года сошлись в артиллерийском бою Ми-24Д и А-37, 12,7мм пули ЯкБ прошили как бумагу двигатели штурмовика ВВС Гондураса. Правда, был зафиксирован и факт обратного содержания – А-37 сбил 24ку залпом 70мм НАР из блоков на законцовках крыла.

    Во время проведения миротворческой операции в Абхазии осенью 1992года, российский Ми-24ВП сбил ракетой “Штурм” модификации 9М114М2 грузинский штурмовик Су-25. Не смотря на легендарную живучесть советской машины, 20мм титановая броня не спасла штурмовик, – кумулятивная струя ПТУР вызвала детонацию 500кг фугаски…

    Говоря о штурмовиках, снова приходится возвращаться в Ирак. Как известно, после “Бури в пустыне” на севере Ирака была установлена запретная для полётов иракской авиации зона, дабы помешать Багдаду бороться с курдами. Однако, весной 1993 года иракские танки пошли в наступление на позиции сепаратистов. Чувствуя свою полную безнаказанность, американские военные отправили два штурмовика А-10 “Тандерболт”, целью которых были иракские танки. Уничтожив две единицы иракской бронетехники “Тандерболты” пошли на сближение, дабы атаковать танки скорострельными пушками, но из складки местности появился Ми-24, сопровождающий колонну. По размытой двухконтурными двигателями струе горячих газов, 24ка произвела захват и пуск Р-60МК с дистанции 4км в переднюю полусферу. Ракета с необыкновенной точностью разорвалась внутри левого двигателя, буквально разрезав и правый кольцом ПЭ стержневой БЧ. Штурмовик буквально рухнул на землю, но не взорвался. Пилот погиб. Пилот второго А-10 произвёл неудачный пуск двух AIM-9L, которые ушли на сигнал ИК-джаммера Ми-24В, в свою очередь, вторая Р-60 ушла на термоловушку “Тандерболта”, но, последний предпочёл покинуть поле боя.

    На счету Ми-24 есть и сбитый средний транспортный самолёт Ан-12. Ещё до начала первой Чеченской летом 1994 года, Ми-24В так называемого “Временного совета” Чечни – антидудаевской оппозиции (собственно говоря, это был один из четырёх вертолётов “миротворческих сил” Р. Хасбулатова, пилотируемый российским лётчиком) сбил на догонном курсе(не смотря на то, что транспортник шёл на скорости около 800км/ч на высоте 3км и был вооружён задней оборонительной 23мм пушкой) ракетой Р-63, которая попала в один из четырех ТВД “Куба” и разрушила крыло. Как оказалось, 60-ти тонный Ан-12 перевозил из Азербайджана оружие (в т. ч. 12 ПТУР и 8 ПЗРК) для дудаевцев, а так же солидную партию долларов для “независимой Чечни” (Сколько там было долларов – никто не знает – у Автурханова и Хасбулатова служили те же чеченцы, они и "растаскали баксы по карманам из обломков").

    На счету 24ок есть и множество менее значительных воздушных побед – над невооружёнными “Ирокезами”, “Кукурузниками” Ан-2, а так же, после скандальной посадки “Цессны” Руста на Красной площади, для острастки других немцев и шведов, желающих “прогуляться” в воздушном пространстве СССР, Ми-24ВП показательно сбили 23мм пушками 6 поршневых самолётов Цессна.

    В Белоруссии 15 сентября 1995 года Ми-24 сбил американский разведывательный пилотируемый аэростат. Погибли два американца. США до сих пор утверждают, что аэростат был спортивным.

    В этих боях, приведённых выше, был использован весь спектр штатного артиллерийского, управляемого и неуправляемого вооружения 24ок – пулемёт ЯкБ 12,7мм, 30мм неподвижная и подвижная ГШ-23 калибра 23мм, а так же УПК на пилонах внешней подвески с пушкой ГШ-23; НАР С-5 и С-8; ПТУР 9М17 “Фаланга”, 9М114 “Штурм” разных модификаций, 9М120 и 220 “Атака”; РВВ Р-60М и Р-60МК.

    Так же было использовано нестандартное для Ми-24 вооружение, как то РВВ AIM-9L Сайдуиндер и ПТУР “Хот”. Также использовались кустарные неподвижные и подвижные артустановки калибра 20 и 23мм, производства СССР и Франции. В некоторых боях оружие было использовано весьма экзотически – это и пуск ракеты ПЗРК “Стрела” из десантной кабины, поразивший “Кобру” и применение 12,7 пулемётов в дверях десантной кабины против лёгких американских “Ирокезов” в Колумбии.
    Но, так или иначе, Ми-24 имеет беспрецедентное количество воздушных побед над боевыми и многоцелевыми вооружёнными вертолётами противника – соотношение потерь составляет примерно 1 к 6; так же - Ми-24 – единственный в мире вертолёт, сбивавший тяжёлобронированные штурмовики и, даже, сверхзвуковые истребители противника, не смотря на то, что полноценными РВВ AIM-9L вооружались и американские вертолёты AH-1W “Суперкобра” не говоря о вооружении других вертолётов модифицированными ПЗРК. На долю Ми-24 приходится так же 32% всех уничтоженных в разных конфликтов вертолётами танков, но это уже другая история.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments